Спенсер Фиппс

Фото: Alexia Cayre
Сегодня нам предоставляют множество идентичностей, из которых мы строим себя. Но можно не выбирать из существующего, а создавать свое, не имеющее ничего общего с действительностью. Для Спенсера Фиппса его одноименный бренд Phipps сродни игровой площадке с исследовательским характером. Весь свой многообразный эмпирический опыт, знания и мысли Спенсер укладывает в свои коллекции. Фиппс вырос в Северной Калифорнии, окончил нью-йоркскую школу дизайна Парсонс (Parsons School of Design), после работал в команде с Марком Джейкобсом, а затем с Дрисом Ван Нотеном. Перебравшись во Францию, Фиппс запустил свой бренд. Он успел обзавестись не только почитателями, готовыми к диалогу с Phipps, но и стал финалистом престижного приза LVMH. Бренд прибегает к контрастам и неожиданным знакам, следуя по пути "художественной математики". Мы расспросили Спенсера, что это за наука и как проходят его исследования.
В недавней коллекции вы использовали выживание в качестве основной темы. Однако при таких радикальных обстоятельствах люди могут вести себя по-другому. Они могут убивать другу друга, изменять своим принципам и т.д. Но Phipps иронично обыграл все. Почему?

Для меня это необходимость. Подобные ситуации — это сумасшествие. В жизни очень много сложностей, а ирония помогает их принимать и преодолевать. Надеюсь никому не придется есть друг друга… Мы пытаемся не делать этого. У меня самого в жизни происходило множество сложных и сумасшедших вещей. Но еще больше закапывая себя, сделало бы их еще депрессивнее. Даже короткие минуты радости помогают пережить сложные времена.

"Phipps предоставляет инструменты, чтобы быть лучшей версией себя". В сегодняшнем мире люди больше концентрируются на конкуренции, нежели на развитии своего характера и личности. Это влечет отчуждение от самого себя и ведет к постоянной погоне за тем, что в спросе. Думал ли ты об этом в контексте бренда?

Да, конечно. Это касается каждого аспекта жизни: моя одежда стоит дороже твоей, я занимаюсь йогой и знаю больше о медитации, я веган и лучше тебя… Все эти вещи не делают тебя лучше, а просто ты выбрал так жить. Как только ты уберешь эго из этого уравнения, задумаешься, что делает тебя счастливым, то почувствуешь большую свободу. Мы же все вместе тут живем. Так ты начинаешь понимать, что важен не ты, а твоя деятельность. Мы все здесь и сейчас, часть вселенной, в которой наша жизнь мала и скоротечна.
Ты пробуешь создавать новую маскулинность. В чем необходимость этого?

Мы как общество достаточно эволюционировали в этом плане. "Я мужчина, я сильный…" Интересно переосмысливать это, что-то убирать, что-то добавлять. Это хорошо работает, когда в этом контексте ты рассматриваешь определенного человека. У нас уже нет тех социальных ролей, что были десятки лет назад. С помощью распространения термина "токсичная маскулинность" и движения #metoo это слово стало носить чуть ли не злодейских окрас. Но не в маскулинности дело, а в людях, которые ведут себя как хищники и злодеи. Маскулинность — достаточно интересное и позитивное слово. В нем есть идея защиты, сила, независимость, честность, а также аспекты, о которых практически не упоминает — вроде эмоциональной доступности. Я создаю визуальные образы и пытаюсь создать беседу в с помощью бренда, ставя под сомнение существующее восприятие. Например, сверхмаскулинного мужчину нарядить в платье или девушку представить в "жестком" образе. "Маскулинная женская одежда" — что это вообще значит? Как это должно выглядеть?

В коллекции Gold Label ты используешь подход а-ля архитектурный вернакуляр по отношению к старым вещам. Когда ты понимаешь, что изделие в этом случае можно назвать "дизайнерским"?

Мы не называем линейку чем-то "дизайнерским", а просто Gold Label. В рамках нее также создается диалог с тем, что я не создал изначально, это своего рода отсылка. Мы в том числе прибегаем к апсайклу. Если вещь прошла фильтрацию креативным подходом, то ее можно назвать "дизайнерской". В этом должна быть определенная степень трансформации. Порой незначительные на первый взгляд детали добавляют старой вещи эстетическую ценность
Бренд создает новые идентичности, комбинируя уже существующие субкультуры. Может ли это быть шагом к самодостаточности?

Мы что-то подобное пытаемся делать. Мы по-всякому играем с идентичностями. Человек и подозревать порой не может, что это ему может понравится. Мы создаем контрасты, которые в том числе образуют внутренние диалоги и открывает людей с разных сторон. Бодибилдер, увлекающийся игрушками… Такой подход не только про одежду, но и различные персоналии. Это всегда интересно исследовать с помощью того, как мы одеваемся. В конце дня ты можешь снять одежду и ничего не ощущать. Я не говорю, что мы меняем весь мир, но по крайней мере, мы создаем диалоги о том, что нам кажется возможным или даже невозможным.

Phipps пытается привносить просветительский аспект. Но это не будет актуально без определенной вовлеченности со стороны покупателя. Как это работает?

Не всегда так. Человека можно привлечь с помощью самой доступной формы — графический дизайн. Например какие-то научные факты мы наносили на одежду, оформляя это в своей манере. Идешь по супермаркету и видишь надпись на толстовке: "О, теперь я знаю о существовании этого цветка, о котором никогда не подозревал".
Спенсер Фиппс для Replica Magazine
Но для понимания многих вещей нужна вовлеченность. Иначе тогда все превращается в бессмысленное потребление…

Кто-то покупает вещь, потому что их эстетически привлекает рисунок. Например, футболка с деревьями — кто-то купит ее из своей любви к этому дереву, а кто-то просто любит все деревья. У нас были вещи с принтом в виде генеалогической карты растений. Один наш клиент купил ее своему папе, который был профессором биологии. Его семидесятилетний отец оценил подарок, слегка удивившись, что его занятие было отражено подобным образом на одежде. Коллаборации с художниками — тоже хороший способ рассказать о его работах другой аудитории, что тоже своеобразный диалог. Конечно, тебе нужна заинтересованность и доля стремления. При их наличии создается хорошая беседа, которую зачастую ждут от дизайнеров.

Тем не менее, покупка одежды зачастую довольно опосредованное действие. Например, когда тебе делают комплимент о вещи, говорят о твоей "потребительской избирательности"... Может ли в этом случае быть целостность внутреннего и внешнего?

Я всегда об этом думаю. К тебе кто-то подходит и говорит, какие классные у тебя брюки. Но тут комплимент скорее не брюкам, а то как ты их носишь. То есть человеку нравится твой выбор, которым ты решил представить свою идентичность. В этом есть некоторое единство. Мода с одной стороны выстроена с точки зрения определенных типов тела, но с другой она выходит за рамки формы, кроя и цвета. Дорогое — не обязательно крутое. Ты не можешь купить хороший вкус или стиль.

Кто-то думает, что можно…

Да, но это не те люди, с которыми я пытаюсь выстраивать беседы. Вся эта идентификация не только про потребление, про что-то более глубокое, завязанное на человеческой коммуникации. Я встречал людей, которые находят вещи исключительно на барахолках или тех, у кого нет денег (или они не желают тратиться на одежду) — это зачастую были обладатели самого крутого стиля, который я встречал. Они не идут в Dover Street Market, покупая себе набор. У таких людей иное общение с собой. Кто-то хорош в таких диалогах, а кто-то не очень.
Аутдор — важная составляющая Phipps. Это кажется чем-то личным, учитывая все твои активности.

Это очень соответствует моему образу жизни. Я просто довольно активный. Я занимаюсь боулдерингом, джиу джитсу, катаюсь на сноуборде, бегаю, хожу в горы, тягаю веса… Всегда стараюсь узнавать о пяти-шести видах спорта. Твое тело — физический подарок, который хочется по всякому исследовать, включая его взаимосвязь с ментальностью. В коллекциях есть функциональные вещи. Ты их воспринимаешь с точки зрения утилитарности, а не чего-то "ценного".

Каждая коллекция воспринимается как исследование, основанное на личностных эмпирических данных. В эстетике также присутствует доля эскапизма — например, когда ты читаешь определенную книгу. Как ты трансформируешь все эти эмоции в объект, который впоследствии необходимо продавать? Могут ли люди ощутить это без знания бренда?

Хочется, чтобы восприятие людей было таким. Для меня коллекции более прагматичны, нежели эмоциональны. Я изучаю что-то из разных источников, подмечаю и потом соединяешь эти точки в один рисунок. Это не математическая прагматичность, а креативная. Если ты хочешь задействовать определенную культуру, то изучаешь соответствующую литературу и визуальную информацию. Потом в ход идет современные реалии и идеи воплощения в ней добытых знаний. Я бы назвал это художественная математика.
Made on
Tilda