Древнее японское ремесло, родившееся из нищеты, которое со временем переросло в разновидность искусства и философию художественного аскетизма. Сашико — вышивка, используемая для декоративных целей или функционального усиления ткани, а боро — метод, когда одежда шьется из множества обрезков и лоскутков разных тканей. Техники родились в бедных слоях японского общества. Однако сегодня к подобному прибегают в качестве экспрессии и из соображений устойчивого развития. Последнее актуально в случае ограниченности материалов и задействовании старых вещей.

Prot — основатель японского бренда PROLETA RE ART. Он создает вещи с аурой искренности и очаровательной небрежности. В его одежде ощущается уязвимость человеческой природы, внутренние переживания и меланхолия. Это как экзистенциальное искусство упакованное в носимые предметы. Одиночество и подавленность граничат с поисками себя, стойкостью и противопоставлению миру бездонного потребления . Вещи PROLETA RE ART — это идеи жизни после смерти, борьба за жизнь после неудачи. Все это дополняется поисками вдохновения в неочевидных вещах. В интервью для SLOWW Prot рассказал о своей философии, его видение устойчивого развития и почему его влечет к меланхоличности старых предметов.
Prot
Prot о создании и философии PROLETA RE ART:

Есть воспоминание, которое стало катализатором моего ремесла. Когда я учился в начальной школе, у моего папы был изрядно потрепанный кожаный кошелек. Отец совершенно не интересовался модой. Этот дешевый коричневый кошелек был с ним много лет — материал впитал жир с его рук, приобретя блестящий черный блеск, пуговицы и молнии заржавели до зеленовато-синего оттенка, клепки потрескались, а рваные места были заклеены. Но в таком виде предмет казался мне привлекательнее любой яркой игрушки с анимацией. От этого небрежного обращения с кошельком веяло историей и особой аурой.

Однажды папа хотел заменить его, но я попросил отдать мне. После чего я влюбился в него еще больше. Папа был очень озадачен моим восприятием. Когда предмет активно используется и ремонтируется в течение многих лет, он впитывает в себя ауру, отражающую человечность владельца. Мне очень импонирует подобное, поэтому я переиначиваю старую одежду, кастомизирую ее. Вещи меняются со временем, обновляя свою крутость, которая раскрывается с годами. Я хочу видеть это своими глазами.
PROLETA RE ART делиться на две линии, одна из которых называется "UROBOROS". ("Уроборос" — изображается в виде змеи или дракона, пожирающего собственный хвост. Мой конец — это мое начало. Символизирует отсутствие дифференциации, совокупность всего, изначальное единство, самодостаточность. Порождает сам себя, сам с собой соединяется в браке, сам себя оплодотворяет, и убивает. Символизирует цикл утраты и восстановления целостности, силу, которая вечно сама себя тратит и возобновляет, вечную цикличность, бесконечность в пространстве, истину и познание в одном лице, замкнутость вселенной..." — взято из Словаря символов). После стирки в горячей воде я заделываю методом пэчворк все поврежденные части старых джинсов с помощью винтажных бандан из США и старой японской одежды, окрашенной индиго. После я все привожу к единой оригинальной форме.

Затем применяется специальная винтажная обработка, чтобы сублимировать детали в носимые произведения искусства, напоминающие о японском культурном наследии — методике "боро". Эта концепция происходит от слова "Уроборос", что означает "бессмертие", "вечное возвращение" и "разрушение и творение". Моя цель — не просто "воссоздавать" старую одежду, ремонтируя ее, а "перевоплотить", довести до искусства.

В прошлом я работал дизайнером на одну японскую компанию. Там я наблюдал массовое производство одежды на различных фабриках. В процессе множество отрезков ткани утилизировались без всякого сожаления. На нераспроданную продукцию ставили скидки, а то, что оставалось после сжигали как промышленные отходы… В таком дискомфорте с собой я проработал 10 лет. Я верю, что настоящее устойчивое развитие — это не поверхностные заявления об экологичности, что мы видим в последние годы, а создание одежды, которую покупатель захочет носить до конца жизни.
PROLETA RE ART происходит от "Proletariat workers in the non-productive class" ("Рабочие пролетариата непроизводственного класса" — прим. пер.). Это немного отдает подходом авангардистов 1910-1920 гг. Имеет ли твой бренд социальный посыл?

Я верю, что цикл массового производства и потребления в сегодняшнем капиталистическом обществе достиг предела. Вещи производятся с большим выбросом лишнего материала, они выпускаются в странах с низкой зарплатой, продаются по низким ценам, а затем выбрасываются. Цель моего проекта — своего рода "ре арт" поношенной одежды, полное ее восстановление, кастомизация, перевоплощение их в носимые объекты искусства. Вещи, от которых не захочешь избавиться, что достигается с помощью силы дизайна и качества ремесла.

Мы живем во времена, когда люди могут делиться работами с помощью соцсетей. Я верю, что если личности с такими идеями смогут создавать подобные небольшие проекты, общество станет богаче без необходимости капиталистического роста и массового производства. Это идея PROLETA RE ART.
Ты создаешь вещи в единственном экземпляре, их можно приравнять к искусству. Искусство — способ отражения внутреннего мира, чувств, эмоций, мыслей. Можешь рассказать как это отражается на одежде в твоем случае ?

Меня влечет к меланхоличности старых, поношенных, брошенных вещей и пространств. В детстве я сменил много школ из-за работы родителей, у меня нет родного города и друзей детства. Вероятно, это одиночество и болезненное прошлое, когда меня разлучили с друзьями, сблизили меня с вещами определенной внешности. Такие образы имеют иную привлекательность — ваби-саби, которая не встречается в "вещах, полных энергии и сияющих".

Много лет назад боро и сашико ассоциировались с плохим вкусом и низшими классами общества в Японии. Сегодня восприятие обоих в модной среде кардинально иное. Тебе не кажется это в какой-то степени парадоксальным?

Как ты говоришь, боро и сашико долгое время были символами бедности, что старались скрыть от окружающих. Но в сегодняшнем капиталистическом обществе с переизбытком материалов вышеупомянутая "меланхолия" воспринимается свежо. Время идет, тренды меняются, настанет день, когда на подобное уже не будут обращать внимание. Но мое чувство эстетики всегда является ответственной реакцией на такие явления.
У тебя еще есть лейбл "Meme", который также является дополнительным каналом креативности. В качестве вдохновения ты используешь непрофессиональные рисунки героев поп-культуры. О них ты однажды сказал "искаженные со вкусом". Это кажется очень поэтичным подходом для поиска художественности в вещах, которые многие сочтут безвкусными.. Как сформировалось это восприятие?

Еще в детстве я любил создавать вещи собственными руками. Как я упоминал, я постоянно менял школы, а когда заводил друзей, сразу же расставался с ними. Поэтому я проводил много времени рисуя, лепя из глины и делая пластиковые модели с братом. Позже я поступил в колледж искусств. Но у меня не было любимого художника и работы. Во время моего обучения я путешествовал по развивающимся азиатским странам. Там на стенах и дорожных знаках я видел много неаккуратных рисунков персонажей мультфильмов вроде Микки Мауса и Снупи. Для меня это казалось очень любопытным. Скорее всего, их делали люди без каких-либо навыков рисования. ограниченные в художественных инструментах. Они старались скопировать персонажей максимально хорошо — этот "дилетантский акцент" придавал работам эксцентричный флер и хаотичные цвета, которые невозможно было повторить вновь, даже если бы они попытались. В этом ощущалась красота, которая казалось мне более настоящей, чем музейные шедевры в рамочках. Я создаю свои "мемы", имея в виду чувства этих простых людей.

Ты учился в школе искусств. Насколько это было важно для тебя?

Изначально я усердно работал над школьным работами и ходил в подготовительную школу до средней. Но я не уживался с одноклассниками, которые только и говорили об учебе. Я часто шатался один. Однако в колледже искусств я хорошо влился. Это была среда взаимного уважения к личности и идеям. Это был шанс для меня убедиться, что могу заниматься тем, что считал прекрасным.

Ты когда-нибудь думал о коллаборациях? Есть ли у тебя строгие принципы на этот счет?

Вряд ли я сам обращусь к кому-то сам. Но мне уже поступало как минимум 10 предложений о сотрудничестве. Меня всегда привлекает идея создания чего-то вместе с людьми, которые разделяют мои взгляды. Однако я совсем не прибегаю к помощи больших производств. Плюс, я в основном работаю один, поэтому мои возможности ограничены и большие тиражи мне не под силу…
Made on
Tilda